Вадим Рутковский

Здесь испытаешь ты восторг

Спектакль Парижской оперы «Галантные Индии» – на фестивале «Opera air: оперные показы в саду «Эрмитаж»
Постановка 2019 года – среди лучших оперных (и не только) спектаклей десятилетия. Самое удивительное, что осуществил её дебютант на театральной сцене – французский кинорежиссёр и медиахудожник Клеман Кожитор.

«Opera air» в саду «Эрмитаж» – совместное изобретение проектов TheatreHD и OperaHD; свежий летний фестиваль, стартовавший 2 августа показом «Эхнатона» от Met; девять изумительно красивых (и на слух, и на вид) оперных спектаклей (здесь – подробно об «Агриппине», которую показывают 28 августа). Есть устойчивое мнение, что театр на видео уступает «живому» театру; вроде бы, не поспоришь, однако формат кинопоказа опер на открытом воздухе – гениальная находка;

когда над головой – звёздное небо, восприятие меняется, и смотреть визуальные пиршества Боба Уилсона или Саймона Стоуна в таких условиях во многом даже выигрышнее.


«Галантные Индии» – опера-балет Жана-Филиппа Рамо, впервые представленная 23 августа 1735 года; один из шедевров эпохи Людовика XV, носившего прозвище Возлюбленный; и все сюжеты этого мозаичного произведения – о любви. Для нас изысканное сочинение Рамо – классика, часть исторического наследия, принадлежащая к «высокой культуре»; этакий высоколобый анти-попс; в XVIII веке «Галантные Индии» существовали совсем в другом контексте – как пышное увеселение, чистое развлечение, в котором галантные амурные па разыгрывались в экзотических декорациях заморских стран – Турции, Перу, Персии и Северной Америке;

«Индии» в данном случае – собирательное название всех неведомых земель, сулящих приключения и наслаждения.

Для этого барочного празднества open air – идеальное условие; год назад я страшно жалел, что пропустил революционный спектакль в Париже «живьём», теперь думаю, что под открытым небом смотреть «Галантные Индии» интереснее: Клеман Кожитор поставил Рамо как стадионное зрелище, ядерной энергии которого тесно даже в гигантской хайтековской Оперы Бастилии.


За два года до премьеры Кожитор снял для проекта Парижской оперы «Третья сцена» пятиминутный фильм «Галантные Индии». В этом ничего удивительного не было: на виртуальной «Третьей сцене» представлены короткометражки многих актуальных режиссёров – от Бертрана Бонелло и Апичатпонга Вирасетакула до Валери Донзелли и Даниэль Арбид; и не только режиссёров – с онлайн-проектом Парижской оперы сотрудничали Брет Истон Эллис и Джонатан Литтелл. Приглашение Клемана Кожитора – современного художника, успешно и неожиданно работающего в кино, выглядело логично.

Сюрприз в том, что Кожитор «одолел» не только пятиминутный дивертисмент «Галантных Индий», но и всю огромную оперу-балет, показав осенью 2019 года невероятный спектакль, сделавший старый музыкальный текст по-настоящему современным.


Я не столько социальную актуальность имею в виду. Она в «Галантных Индиях» есть, это спектакль равно и о любовных приключениях, и об отношениях «старого» европейского мира с «дикарскими» цивилизациями, своеобразный геополитический роман. Но, во-первых, эта составляющая ничуть не вредит зрелищности, во-вторых, как раз в социокультурном аспекте ничего новаторского нет. Редкая интернет-статья об опере обойдётся без цитаты из философа Дени Дидро, младшего современника Рамо: «Я готов идти на пари, что их варварство менее порочно, чем наша городская цивилизация». Так что в возвеличивании подлинной галантности, присущей «варварам» с их благородным от природы, не испорченной Старым Светом естеством, Рамо выступает как левый интеллектуал XXI века. Кожитор идёт дальше, находя аналог барочной музыке в экспрессивной хип-хоп пластике героев; кульминация – четвёртая картина «Дикари», эскиз которой был дан в маленьком фильме 2017 года, но сквозь каждый эпизод-узор здесь пропущен электроток сегодняшних темпов и ритмов. Причём источник современного звучания Кожитор, музыкальный руководитель постановки Леонардо Гарсия Аларкон и хореограф Бинту Дембеле находят в самой музыке.

Партитура Рамо звучит аутентично, но оказывается плотью взрывного шоу;

ритуальная церемонность венчается экстатической танцевальной оргией.


В короткометражке Кожитора «Среди нас» (2011) беженец-нелегал, скрывавшийся от полиции в приграничных лесах, где кустарник сплетается с колючей проволокой, попадал на тайный ночной рейв – и забывал обо всём под упругие хтонические биты. В полнометражном фильме «Ни небо, ни земля» (2015), показанном в каннской «Неделе критики», гиперреализм военных действий в Афганистане оборачивался чистой мистикой: за камнями и песком открывался портал в потустороннюю тьму. В документальном фильме «Брагины» (2017) хроника сопротивления семьи испокон веков живущих в тайге, русских охотников новой и, по сути, браконьерской власти становилась частью величественной картины вечного – и бесконечно терпимого к нашим преходящим страстям и битвам – мира. Кожитор – художник, для которого нет границ между перформативными искусствами и нет границ между вселенными. В каждой его работе происходит

ненасильственное соитие самых разнородных культур;

в этом смысле, эпос в Парижской опере – пик творчества. И лучше, чем в старом мультфильме про барона Мюнхгаузена, про этот спектакль не скажешь: «Ты приезжай к нам на Восток – здесь испытаешь ты восторг».


© TheatreHD 2020

18+